Недвижимость
Средняя цена квартиры в московских новостройках
20 672 000 руб +5.87%
Дело сильных: истории трех российских женщин-архитекторов
Дизайн ,  
0 

Дело сильных: истории трех российских женщин-архитекторов

Екатерина Кузнецова, Ольга Алексакова и Магда Чихонь — о профессии и о себе
Фото: Евгений Степанов/Интерпресс/ТАСС
Фото: Евгений Степанов/Интерпресс/ТАСС

В названиях ведущих архитектурных бюро России традиционно фигурируют мужские имена. Однако за последние годы на рынке появилось несколько знаковых компаний, во главе которых стоят женщины.

Накануне главного российского гендерного праздника «РБК-Недвижимость» расспросила трех из них о профессии, кумирах, Москве и собственном месте в архитектуре.

Магда Чихонь, сооснователь архитектурного бюро Blank Architects

Фото: Blank Architects

Магда Чихонь родилась в Варшаве. Закончила факультет архитектуры и градостроительства Вроцлавского политехнического университета, а также факультет строительного проектирования и технологий Политехнического университета Horsens в Дании. В 2002 году переехала в Москву и основала компанию GROUP-ARCH, в 2008-м — архитектурное бюро Blank Architects. В портфеле компании — бизнес- и торговые центры, гостиницы, детские сады, школы, стадионы. Наиболее известные реализованные проекты в Москве — офисный комплекс «Фабрика Станиславского», бизнес-центр «Домино», торговые центры «Гагаринский» и «Золотой Вавилон Отрадное», благоустройство территории жилого комплекса «ВТБ Арена Парк».

Об учителях и кумирах

Со времен учебы в университете мой единственный кумир в архитектуре — Рем Колхас. Помню, первая книга, которую я купила на собственные деньги, была его «S, M, L, XL». У меня рациональный склад ума, и архитектуру я понимаю как нечто сугубо рациональное, но при этом способное вызвать настоящие эмоции. В этом мы с Колхасом очень похожи.

О бюро

В начале 2000-х все мои польские коллеги уезжали работать на Запад, а я, привыкшая все делать наперекор, поступила ровно наоборот — отправилась на Восток, в Россию. Мне тогда сделали интересное предложение — присоединиться к московскому офису польского архитектурного бюро и я, недолго думая, согласилась. В России быстро поняла, что лучшей страны для начинающего архитектора не найти: в начале нулевых инвесторы были готовы отдавать большие ответственные проекты в руки молодых архитекторов, особенно иностранцев. И, что самое важное, такие проекты быстро реализовывались. Это дало возможность мне, 25-летней выпускнице университета, многому научиться за короткое время.

Построение карьеры на Западе занимает гораздо больше времени: там ты лет до сорока считаешься начинающим архитектором. К тому же сам процесс строительства объекта сильно затянут: от создания проекта до старта его реализации проходит не один год. Наконец, в Европе более сложная и забюрократизированная процедура получения разрешения на строительство и согласования проектов.

В России мне повезло встретить прекрасных друзей, которые впоследствии стали моими партнерами по бизнесу. Они тоже приехали сюда из-за рубежа. Со временем к ним добавились и российские партнеры. Первым проектом стал торговый центр на Осташковском шоссе. Довольно скоро появились новые заказчики, уже российские. Постепенно круг наших партнеров расширялся, стали возникать конкурсы, где также можно было заявить о себе и найти заказчиков. Сейчас, спустя 16 лет после создания бюро, у нас есть отделение бизнес-девелопмента, которое решает, с кем мы хотим работать и на каких условиях.

О своем стиле в архитектуре

С самого начала мы понимали, что будем проектировать исключительно общественные здания — офисы, гостиницы, торговые центры, спортивные объекты. О жилье даже не было речи, потому что в странах, где мы учились и жили, совершенно другие представления о том, каким это жилье должно быть. Перестроиться на российские нормативы, жесткие, и порой в тот период нам не понятные, мы не могли, да и не хотели. Сейчас, правда, ситуация меняется к лучшему, и дома, построенные по новым стандартам, приблизились к европейским образцам.

За время работы в России мне ни разу не пришлось столкнуться с гендерными или национальными предрассудками. И на совещаниях, и на стройке, где, как правило, я одна женщина среди десятков мужчин, меня воспринимают прежде всего как профессионала. Во всяком случае так мне всегда казалось. Единственный раз в жизни я услышала в свой адрес что-то подобное — и то от француза.

Торговый центр «Золотой Вавилон»
Проект благоустройства территории жилого квартала «ВТБ Арена Парк»
Торговый центр «Ривьера»
Проект мультифункционального комплекса в рамках программы реновации завода ЗИЛ
Торговый центр «Динамо»
Проект станции метро «Ржевская»
Торговый центр «Золотой Вавилон»
Проект благоустройства территории жилого квартала «ВТБ Арена Парк»
Торговый центр «Ривьера»
Проект мультифункционального комплекса в рамках программы реновации завода ЗИЛ
Торговый центр «Динамо»
Проект станции метро «Ржевская»
Торговый центр «Золотой Вавилон»
Проект благоустройства территории жилого квартала «ВТБ Арена Парк»
Торговый центр «Ривьера»
Проект мультифункционального комплекса в рамках программы реновации завода ЗИЛ
Торговый центр «Динамо»
Проект станции метро «Ржевская»

Почти все проекты в нашем портфеле — это объекты mixed-use, где совмещается несколько функций. Например, стадион «Динамо» сочетает в себе и спортивную функцию, и ретейл, и ландшафтную составляющую, кроме того, это проект реконструкции, которая подразумевает сохранение части исторических стен. Самую малую часть нашего портфеля составляют частные дома. Пока у частных заказчиков есть привычка экономить на проектировании, но это придет, как пришло все остальное — интерес к ландшафтному дизайну, гуманное отношение к жилой среде и прочее.

О сталинках и хрущевках

Много лет у меня была навязчивая идея пожить в сталинской высотке, и я осуществила свою мечту. Еще до рождения своих двоих детей я снимала квартиру на 22-м этаже высотки на Кудринской площади. На этаже было всего четыре квартиры, я занимала угловую — с панорамным видом на извилистые улочки Красной Пресни. Это гуманная и вдохновляющая архитектура, у которой можно многому научиться. То же самое могу сказать и про хрущевские кварталы. Наше бюро приняло участие в конкурсе на реновацию пятиэтажек. Сама я до этого никогда не бывала в таких домах. Накануне разработки конкурсного проекта мне устроили экскурсию в один из таких кварталов в районе Баррикадной. Да, там маленькие квартирки, устаревшие коммуникации и все прочее, но есть и неоспоримое преимущество — уникальная среда, где все друг друга знают. Главная ценность этих кварталов — собственный микроклимат, очень дружелюбный и доброжелательный. Плюс, конечно, много зелени, которую мы в своем проекте предложили сохранить. Думаю, деревья — один из главных городских активов. Я, например, живу рядом с Нескучным садом, который воспринимаю как продолжение своего дома. Здесь ты можешь отдохнуть, поработать, погулять с детьми, спрятаться от шума мегаполиса. Но такой зеленый фонд есть далеко не во всех районах, поэтому миссия архитекторов, которые будут заниматься застройкой хрущевских кварталов, — максимально сохранить зеленое ядро.

О Москве

В Москве бросается в глаза нагромождение стилей и разных эпох: маленькие улочки с высокими домами, монументальная сталинская архитектура, современные постройки. Мне нравится то, что строилось конструктивистами, модернистами. Но я пока не вижу достаточного уважения к этой архитектуре. Зачастую масштабные здания советской постройки имеют множество наслоений, добавочных элементов, которые убивают их первоначальный замысел и красоту. Кроме того, многие из них закрыты для публики. Например, в здание Центросоюза — единственную постройку Ле Корбюзье в России — просто невозможно попасть. По-моему, это неправильно.

Ландшафтная архитектура долгое время была на периферии внимания российских заказчиков — этим здесь никто не интересовался. Мне даже приходилось на время уезжать куда-нибудь в Европу, чтобы походить по улицам, перезагрузить голову после Москвы. Я привыкла к другой городской среде, более гуманной и продуманной. Мне нравится изучать город пешком, а в Москве это до недавнего времени было невозможно. Поэтому то, что сейчас происходит в городе, — для меня кайф. В теплое время года я всегда хожу с работы домой пешком, это занимает часа два, которые я проживаю всякий раз по-новому, перестраивая маршрут, открывая для себя новые улицы и переулки.

Находиться в центре Москвы очень комфортно, но выбраться за ее пределы довольно сложно — нет того, что мы в Европе привыкли называть природой. Вот этого городу сильно не хватает. Например, идя по Копенгагену, можно в какой-то момент оказаться в поле. Полярные среды, которые создают контраст и динамику города, а Москва как будто расползается на десятки километров за своими границами, и это, пожалуй, единственное, что меня по-настоящему выводит из себя в этом городе.​

Екатерина Кузнецова, партнер, главный архитектор бюро ADM

Фото: ADM

Екатерина Кузнецова родилась в Москве, в 2000 году окончила МАРХИ по специальности «жилищное и общественное строительство». С 2000 по 2005 год работала в «Моспроекте-2», бюро Sergey Skuratov Architects. В 2006 году вместе с партнером Андреем Романовым открыла архитектурную мастерскую ADM — «Архитектурный Диалог с Мегаполисом». В портфеле компании — жилые комплексы, гостиницы, бизнес-центры, детские сады. Наиболее известные постройки — апарт-комплекс «Гороховский, 12», жилой дом на улице Берзарина, офисный комплекс на Сущевской улице.

Об учителях и кумирах

Вместе с моим партнером Андреем Романовым мы учились в МАРХИ, в группе академика Андрея Некрасова, которого считаем своим первым учителем. После окончания института пошли вместе работать в «Моспроект-2», в мастерскую Анатолия Климочкина, а затем в бюро Сергея Скуратова, которого несомненно тоже можно назвать нашим учителем. На понимание профессии, систему взглядов, принципы повлияли и другие архитекторы, с которыми мы работали, прежде всего зарубежные. Есть понятные звездные имена, мимо которых невозможно пройти, — Фрэнк Гэри, Норман Фостер, Herzog & de Meuron, MVRDV. Но я не могу назвать их своими кумирами. Далеко не все, что они делают, вызывает одинаковый восторг. Есть проекты, которые действительно потрясают, есть и неудачные. В конце концов дело в здании, а не в личности архитектора.

О бюро

После шести лет работы в разных бюро мы поняли, что хотим начать свое дело. Разумеется, к этому времени накопились какие-то контакты, связи, опыт, позволившие в 2006 году открыть свое бюро. Первыми проектами был офисный центр в Гороховском переулке, который впоследствии превратился в жилой дом, а также офисный комплекс на Сыромятнической улице. В дальнейшем заказчики приходили к нам либо по рекомендации, либо самостоятельно — увидев и оценив наши постройки.

Бизнес-центр Smart Park (Москва)
Бизнес-центр «Алкон-1» (Москва)
Отель Hilton Doubletree на Ленинградском шоссе (Москва)
Апарт-комплекс «Гороховский, 12» (Москва)
Бизнес-центр Bank Side (Москва)
Школа в Мамонтовке (Московская область)
Бизнес-центр Smart Park (Москва)
Бизнес-центр «Алкон-1» (Москва)
Отель Hilton Doubletree на Ленинградском шоссе (Москва)
Апарт-комплекс «Гороховский, 12» (Москва)
Бизнес-центр Bank Side (Москва)
Школа в Мамонтовке (Московская область)
Бизнес-центр Smart Park (Москва)
Бизнес-центр «Алкон-1» (Москва)
Отель Hilton Doubletree на Ленинградском шоссе (Москва)
Апарт-комплекс «Гороховский, 12» (Москва)
Бизнес-центр Bank Side (Москва)
Школа в Мамонтовке (Московская область)

Нам всегда хотелось делать классную современную архитектуру, неважно, какую функционально. Главный принцип, который мы исповедуем с первых дней работы, — я и Андрей лично участвуем во всех проектах. Каждая идея дорабатывается до той стадии, пока оба партнера ее не примут. Помимо совместной творческой работы, Андрей с самого начала взял на себя все вопросы руководства компанией и ведения бизнеса. Практически все наши постройки — это здания для современного города. Сейчас у нас 14 строек в Москве, и примерно столько же зданий построено. В основном это жилые комплексы классов бизнес и элитного, есть также офисные здания и гостиницы. В профессии архитектора, наверное, самым важным является удовольствие от того, что твоя идея реализована, а не осталась на бумаге.

О своем стиле в архитектуре

Всегда очень трудно уложить то, что ты делаешь, в рамки каких-то определений. Эпоха больших стилей прошла, и сегодня уже невозможно говорить о себе как о последователе какого-то одного направления в архитектуре. Правильнее было бы говорить об авторском подходе к творчеству. Нам с Андреем важно, чтобы наши здания были сомасштабны человеку, создавали комфортную среду, в которой приятно жить и работать. Именно поэтому мы вместе с архитектурой всегда выполняем ландшафтный дизайн. Здание ведь воспринимается не само по себе, а вместе с тем пространством, которое его окружает. В советское время мы были этого лишены, только сейчас ландшафтная архитектура стала всерьез интересовать власти, архитекторов и жителей.

О Москве

Я выросла в центре, поэтому любимые места в городе именно здесь — в районе Патриарших прудов, Арбата, Никитского бульвара. И то, как сейчас меняются эти пространства, на мой взгляд, добавляет им прелести.

Ольга Алексакова, сооснователь, партнер бюро Buromoscow

Фото: Buromoscow

Ольга Алексакова родилась в Москве, училась в МАРХИ и Делфтском техническом университете, который с отличием окончила в 1998 году. С 1993 по 2003 год работала в главном офисе бюро OMA (основатель — Рем Колхас) в Лос-Анджелесе, принимала участие в проектировании музея Флика в Цюрихе и Эрмитажа в Санкт-Петербурге. В 2003 году вместе с Юлией Бурдовой основала архитектурную мастерскую Buromoscow. Среди самых известных реализованных проектов бюро — реконструкция Триумфальной площади, ЖК Union Park, ЖК Wellton Park, ЖК «Варшавское шоссе, 141», ЖК «Пресня Сити» и другие. В конце прошлого года Buromoscow в консорциуме с компанией MLA+ вышли в финал архитектурно-градостроительного конкурса по планировке и застройке кварталов по программе реновации.

Об учителях и кумирах

В Делфтский технический университет я поступила после МАРХИ. У меня тогда не было никакого представления об архитектуре. Понимание того, чем я хочу заниматься, пришло гораздо позже. Кумиры, конечно, были. Меня всегда восхищали швейцарцы. Хотелось быть похожими на них. Всегда есть проекты, о которых жалеешь, что их спроектировал не ты. В моем случае это все проекты Хью Маасканта и Джона Лотнера.

О бюро

Buromoscow было основано в 2003 году, на волне строительного бума в России и во всей Европе. До сих пор эта тема остается для нас самой интересной — в нашем портфеле преобладают жилые комплексы. Однако все чаще архитекторам приходится работать в нескольких жанрах одновременно. Например, проектируя жилые комплексы, мы часто выполняем ландшафтный дизайн дворовых территорий.

Считается, что архитектор — мужская профессия. Во всяком случае, долгое время было именно так. Однако, несмотря на жесткую конкуренцию на рынке, мне, к счастью, никогда не приходилось сталкиваться с проявлениями мужского шовинизма. Впрочем, поговорив с людьми, работающими в других областях, например в банковской сфере, я поняла, что не везде все одинаково.

Проект благоустройства Триумфальной площади
ЖК «Варшавское шоссе, 141»
Школа на территории ЖК «Варшавское шоссе, 141»
Проект станции метро «Терехово»
Проект благоустройства Триумфальной площади
ЖК «Варшавское шоссе, 141»
Школа на территории ЖК «Варшавское шоссе, 141»
Проект станции метро «Терехово»
Проект благоустройства Триумфальной площади
ЖК «Варшавское шоссе, 141»
Школа на территории ЖК «Варшавское шоссе, 141»
Проект станции метро «Терехово»

О своем стиле в архитектуре

Что мы делаем в архитектуре? Если коротко — ищем авантюру в парадигме модернизма.

О Москве

Я люблю район улицы Забелина, Подколокольного переулка и вместе с тем — странный Олимпийский, Сретенку. Вообще люблю Москву. И да, она стала гораздо комфортнее, мне нравятся перемены последних лет, нравится оживающее Садовое кольцо, платная парковка и синий общественный транспорт. Знаю, эту любовь не все разделяют. Например, мои дети, наполовину «немецкие», пока не понимают, как можно предпочитать уюту и комфорту европейских городов эту бешеную энергию и нечеловеческий масштаб. Но, думаю, со временем это придет.

Авторы
Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
«Сбер» выделил Sminex ₽50 млрд на строительство жилья в центре Москвы Отрасль, 12 июл, 18:58
Риелторы спрогнозировали снижение цен на столичное жилье осенью Деньги, 12 июл, 17:11
Как избавиться от сорняков на участке Загород, 12 июл, 14:36
Дженнифер Лопес и Бен Аффлек выставили на продажу особняк в Беверли-Хиллз Деньги, 12 июл, 13:45
В Госдуму внесли проект о новых штрафах за борщевик Жилье, 12 июл, 13:27
Как создать идеальный интерьер для кота Дизайн, 12 июл, 11:43
Названы районы Москвы с самыми подешевевшими за 2024 год новостройками Жилье, 12 июл, 10:15
Названы города, которые обеспечены торговыми центрами лучше Москвы Город, 11 июл, 19:40
В Минстрое рассказали о мерах поддержки строительства частных домов Загород, 11 июл, 19:07
Налоговые изменения и их влияние на инвестиции в недвижимость в России Мнения, 11 июл, 17:00
Видеонаблюдение в новых комплексах light industrial: склад, офис, шоурум Новости компаний, 11 июл, 16:19
Эксперты составят рейтинг топ-100 девелоперских компаний России Отрасль, 11 июл, 16:11
«Домклик» зафиксировал рост доли льготной ипотеки до рекордных 76% Деньги, 11 июл, 16:01
Дом рок-музыканта Тома Петти в Малибу выставили на продажу за $19 млн Деньги, 11 июл, 15:35
Главное Лента