Недвижимость
Средняя цена квартиры в московских новостройках
20 672 000 руб +5.87%
От бетонных цветов до бумажной церкви: за что давали премию Огюста Перре
Дизайн ,  
0 

От бетонных цветов до бумажной церкви: за что давали премию Огюста Перре

В этом году престижную награду впервые получил зодчий из России — президент Союза архитекторов Николай Шумаков
Живописный мост в Москве
Живописный мост в Москве (Фото: Сергей Бобылев/ТАСС )

В столице Южной Кореи Сеуле 6 сентября в рамках XXV Всемирного конгресса Международного союза архитекторов состоялась церемония награждения международной архитектурной премией Огюста Перре. Премию учредили в 1961 году и каждые три года присуждают профессионалам, которые внесли выдающийся вклад в применение современных технологий в архитектуре и оказали влияние на развитие международного профессионального сообщества.

В 2017 году эту награду впервые получил зодчий из России — президент Союза архитекторов Николай Шумаков. Знаменитые лауреаты премии Огюста Перре и их лучшие проекты — в материале «РБК-Недвижимости».

Феликс Кандела Аутерино: сверхтонкий бетон

Мексиканский архитектор испанского происхождения Феликс Кандела Аутерино стал первым лауреатом премии Огюста Перре в 1961 году. Он получил ее за тонкостенные железобетонные своды, над которыми работал в 1950–1960-х годах и которые вышли одновременно недорогими, очень прочными и интересными с архитектурной точки зрения.

Так называемые павильоны Кандела созданы в рамках Всемирной выставки 1964 года. Сначала павильоны служили объектом выставки, а затем были функционально включены в городское пространство
Кандела построил три павильона, из которых до наших дней дожили только два. Изначально павильоны были остеклены, как видно на одной из фотографий этих построек
Павильон космических излучений 1951 года постройки стал одним из первых экспериментов по использованию формы параболы в архитектуре. Несмотря на кажущуюся простоту, проект павильона потребовал большого количества сложных математических расчетов
В павильоне площадью 130 кв. м расположены две лаборатории по изучению космического излучения и ядерного распада. В самом толстом месте крыши слой бетона составляет чуть более 16 мм
Здание ресторана Los Manantiales в Мехико было построено в 1958 году. Сам Кандела называл его «зонтиком», а в народе прозвали «цветком». Именно это здание и привлекло к творчеству Канделы внимание мировой общественности
Ресторан состоит из восьми застекленных арок из бетона толщиной 4 см. Здание симметрично и имеет 32 м в диаметре между основанием опор и 42 м — между козырьками арок
Palacio de los Deportes («Дворец спорта» в переводе с испанского) открылся в 1968 году, в нем состоялись волейбольные и баскетбольные матчи Олимпийских игр того года. Сейчас во Дворце продолжают проходить спортивные мероприятия, а также проводятся музыкальные концерты, в том числе всемирно известных групп и исполнителей
Купол Дворца спорта диаметром 120 м сконструирован из алюминиевых квадратных секций с острыми вершинами, защищенных водостойкой фанерой с медным покрытием. Площадь арены составляет 27 тыс. кв. м; она может принять до 20 тыс. человек во время спортивных мероприятий и до 26 тыс. — во время музыкальных концертов
Архитектор Феликс Кандела Аутерино
Так называемые павильоны Кандела созданы в рамках Всемирной выставки 1964 года. Сначала павильоны служили объектом выставки, а затем были функционально включены в городское пространство
Кандела построил три павильона, из которых до наших дней дожили только два. Изначально павильоны были остеклены, как видно на одной из фотографий этих построек
Павильон космических излучений 1951 года постройки стал одним из первых экспериментов по использованию формы параболы в архитектуре. Несмотря на кажущуюся простоту, проект павильона потребовал большого количества сложных математических расчетов
В павильоне площадью 130 кв. м расположены две лаборатории по изучению космического излучения и ядерного распада. В самом толстом месте крыши слой бетона составляет чуть более 16 мм
Здание ресторана Los Manantiales в Мехико было построено в 1958 году. Сам Кандела называл его «зонтиком», а в народе прозвали «цветком». Именно это здание и привлекло к творчеству Канделы внимание мировой общественности
Ресторан состоит из восьми застекленных арок из бетона толщиной 4 см. Здание симметрично и имеет 32 м в диаметре между основанием опор и 42 м — между козырьками арок
Palacio de los Deportes («Дворец спорта» в переводе с испанского) открылся в 1968 году, в нем состоялись волейбольные и баскетбольные матчи Олимпийских игр того года. Сейчас во Дворце продолжают проходить спортивные мероприятия, а также проводятся музыкальные концерты, в том числе всемирно известных групп и исполнителей
Купол Дворца спорта диаметром 120 м сконструирован из алюминиевых квадратных секций с острыми вершинами, защищенных водостойкой фанерой с медным покрытием. Площадь арены составляет 27 тыс. кв. м; она может принять до 20 тыс. человек во время спортивных мероприятий и до 26 тыс. — во время музыкальных концертов
Архитектор Феликс Кандела Аутерино
Так называемые павильоны Кандела созданы в рамках Всемирной выставки 1964 года. Сначала павильоны служили объектом выставки, а затем были функционально включены в городское пространство
Кандела построил три павильона, из которых до наших дней дожили только два. Изначально павильоны были остеклены, как видно на одной из фотографий этих построек
Павильон космических излучений 1951 года постройки стал одним из первых экспериментов по использованию формы параболы в архитектуре. Несмотря на кажущуюся простоту, проект павильона потребовал большого количества сложных математических расчетов
В павильоне площадью 130 кв. м расположены две лаборатории по изучению космического излучения и ядерного распада. В самом толстом месте крыши слой бетона составляет чуть более 16 мм
Здание ресторана Los Manantiales в Мехико было построено в 1958 году. Сам Кандела называл его «зонтиком», а в народе прозвали «цветком». Именно это здание и привлекло к творчеству Канделы внимание мировой общественности
Ресторан состоит из восьми застекленных арок из бетона толщиной 4 см. Здание симметрично и имеет 32 м в диаметре между основанием опор и 42 м — между козырьками арок
Palacio de los Deportes («Дворец спорта» в переводе с испанского) открылся в 1968 году, в нем состоялись волейбольные и баскетбольные матчи Олимпийских игр того года. Сейчас во Дворце продолжают проходить спортивные мероприятия, а также проводятся музыкальные концерты, в том числе всемирно известных групп и исполнителей
Купол Дворца спорта диаметром 120 м сконструирован из алюминиевых квадратных секций с острыми вершинами, защищенных водостойкой фанерой с медным покрытием. Площадь арены составляет 27 тыс. кв. м; она может принять до 20 тыс. человек во время спортивных мероприятий и до 26 тыс. — во время музыкальных концертов
Архитектор Феликс Кандела Аутерино

Фрай Пауль Отто: натяжные мембраны

Архитектор из Германии Фрай Пауль Отто получил премию Огюста Перре в 1967 году. Он стал знаменитым как создатель тентовых и мембранных конструкций, которые применял в своих сооружениях и которые используются в постройках его архитектурного бюро до сих пор.

Безоговорочное международное признание пришло к архитектору за его павильон, представленный на Всемирной выставке 1967 года в Монреале. В 2017-м этой работе исполняется 50 лет
Натяжной павильон, разработанный Отто, оказался на тот момент на переднем фронте архитектурной и инженерной мысли. Он был дешев в производстве и транспортировке, легко собирался и разбирался и почти не оставлял после себя строительного мусора
Работы Отто отмечались вниманием еще в 1950-х и начале 1960-х годов. Например, множество положительных отзывов получил его натяжной павильон, который он сконструировал для Международной садовой выставки в Гамбурге в 1963 году
Фрай Пауль Отто занимался проектированием спортивных объектов для Олимпийских игр 1972 года в Мюнхене. Результатом стала натяжная крыша над плавательным бассейном, спортивным залом и главным стадионом. В 2015 году за это сооружение Отто посмертно стал 40-м лауреатом Притцкеровской премии
Замыслом архитектора было создание конструкции, противопоставляющей довоенную и послевоенную Германию. Поэтому он придумал «воздушную» крышу, по форме напоминающую альпийские горные вершины — полный контраст с «тяжелым» имперско-милитаристским стадионом в Берлине, где проходили Олимпийские игры 1936 года
Архитектор Фрай Пауль Отто
Безоговорочное международное признание пришло к архитектору за его павильон, представленный на Всемирной выставке 1967 года в Монреале. В 2017-м этой работе исполняется 50 лет
Натяжной павильон, разработанный Отто, оказался на тот момент на переднем фронте архитектурной и инженерной мысли. Он был дешев в производстве и транспортировке, легко собирался и разбирался и почти не оставлял после себя строительного мусора
Работы Отто отмечались вниманием еще в 1950-х и начале 1960-х годов. Например, множество положительных отзывов получил его натяжной павильон, который он сконструировал для Международной садовой выставки в Гамбурге в 1963 году
Фрай Пауль Отто занимался проектированием спортивных объектов для Олимпийских игр 1972 года в Мюнхене. Результатом стала натяжная крыша над плавательным бассейном, спортивным залом и главным стадионом. В 2015 году за это сооружение Отто посмертно стал 40-м лауреатом Притцкеровской премии
Замыслом архитектора было создание конструкции, противопоставляющей довоенную и послевоенную Германию. Поэтому он придумал «воздушную» крышу, по форме напоминающую альпийские горные вершины — полный контраст с «тяжелым» имперско-милитаристским стадионом в Берлине, где проходили Олимпийские игры 1936 года
Архитектор Фрай Пауль Отто
Безоговорочное международное признание пришло к архитектору за его павильон, представленный на Всемирной выставке 1967 года в Монреале. В 2017-м этой работе исполняется 50 лет
Натяжной павильон, разработанный Отто, оказался на тот момент на переднем фронте архитектурной и инженерной мысли. Он был дешев в производстве и транспортировке, легко собирался и разбирался и почти не оставлял после себя строительного мусора
Работы Отто отмечались вниманием еще в 1950-х и начале 1960-х годов. Например, множество положительных отзывов получил его натяжной павильон, который он сконструировал для Международной садовой выставки в Гамбурге в 1963 году
Фрай Пауль Отто занимался проектированием спортивных объектов для Олимпийских игр 1972 года в Мюнхене. Результатом стала натяжная крыша над плавательным бассейном, спортивным залом и главным стадионом. В 2015 году за это сооружение Отто посмертно стал 40-м лауреатом Притцкеровской премии
Замыслом архитектора было создание конструкции, противопоставляющей довоенную и послевоенную Германию. Поэтому он придумал «воздушную» крышу, по форме напоминающую альпийские горные вершины — полный контраст с «тяжелым» имперско-милитаристским стадионом в Берлине, где проходили Олимпийские игры 1936 года
Архитектор Фрай Пауль Отто

Ричард Роджерс, Ренцо Пьяно, Кикутакэ Киенори: «дом наизнанку» и плавучий город

Вручение премии Огюста Перре в 1978 году уникально: тогда награду получили сразу три человека. Один из проектов-победителей был совместной работой архитекторов Ричарда Роджерса и Ренцо Пьяно, другой — самостоятельной разработкой японца Кикутакэ Киенори.

Строительство Центра Помпиду — или Бобура, как парижане называют его в честь квартала, где расположен центр — завершилось в 1977 году. Работа Пьяно и Роджерса была отобрана из 681 проекта архитекторов из 49 стран
Инновационной идеей и визитной карточкой Центра стало решение архитекторов вынести все коммуникации, которые обычно запрятаны внутрь здания, на внешние стены. Водо-, газо- и воздухопроводы, эскалаторы и лестницы, даже элементы опорных конструкций находятся на улице. Это одновременно придает Центру уникальный внешний вид и освобождает пространство внутри комплекса
В будущем, уже работая поодиночке, зодчие продолжали строить архитектурные шедевры и оба удостоились Притцкеровской премии. Так, Ренцо Пьяно стал создателем небоскреба The Shard («Осколок») в Лондоне — самого высокого здания Европы
Ричарду Роджерсу принадлежит, среди прочего, проект «Купола тысячелетия» — павильона, который был построен в Гринвиче, под Лондоном, для выставки Millennium Experience, посвященной наступлению третьего тысячелетия. Через здание проходит нулевой меридиан, который делит Землю на Западное и Восточное полушария и от которого ведется отсчет всемирного времени (GMT)
Архитекторы Ренцо Пьяно и Ричард Роджерс (а также учившийся вместе с ними в Йельском университете Норман Фостер) стали основателями архитектурного стиля, известного теперь как хай-тек. В 1978 году дуэт архитекторов получил премию Огюста Перре за построенный в Париже многофункциональный культурный Центр Жоржа Помпиду
Японский архитектор Кикутакэ Киенори стал лауреатом премии Огюста Перре в один год с Пьяно и Роджерсом. В своей деятельности он уделял основное внимание проблемам органичного развития городских пространств и их адаптации к природной и социальной среде. Киенори стал родоначальником архитектурной философии, получившей название «метаболизм»
Одним из первых и основных проектов в жанре метаболизма стал спроектированный Кикутакэ Киенори в 1958 году Marine City («Морской город»). Проект плавучего города предполагал его полную автономию от суши, экологичность, устойчивость к стихиям. Marine City оказал большое влияние на конструкцию морских платформ, которые создаются сегодня для научных и недрообрабатывающих нужд
Строительство Центра Помпиду — или Бобура, как парижане называют его в честь квартала, где расположен центр — завершилось в 1977 году. Работа Пьяно и Роджерса была отобрана из 681 проекта архитекторов из 49 стран
Инновационной идеей и визитной карточкой Центра стало решение архитекторов вынести все коммуникации, которые обычно запрятаны внутрь здания, на внешние стены. Водо-, газо- и воздухопроводы, эскалаторы и лестницы, даже элементы опорных конструкций находятся на улице. Это одновременно придает Центру уникальный внешний вид и освобождает пространство внутри комплекса
В будущем, уже работая поодиночке, зодчие продолжали строить архитектурные шедевры и оба удостоились Притцкеровской премии. Так, Ренцо Пьяно стал создателем небоскреба The Shard («Осколок») в Лондоне — самого высокого здания Европы
Ричарду Роджерсу принадлежит, среди прочего, проект «Купола тысячелетия» — павильона, который был построен в Гринвиче, под Лондоном, для выставки Millennium Experience, посвященной наступлению третьего тысячелетия. Через здание проходит нулевой меридиан, который делит Землю на Западное и Восточное полушария и от которого ведется отсчет всемирного времени (GMT)
Архитекторы Ренцо Пьяно и Ричард Роджерс (а также учившийся вместе с ними в Йельском университете Норман Фостер) стали основателями архитектурного стиля, известного теперь как хай-тек. В 1978 году дуэт архитекторов получил премию Огюста Перре за построенный в Париже многофункциональный культурный Центр Жоржа Помпиду
Японский архитектор Кикутакэ Киенори стал лауреатом премии Огюста Перре в один год с Пьяно и Роджерсом. В своей деятельности он уделял основное внимание проблемам органичного развития городских пространств и их адаптации к природной и социальной среде. Киенори стал родоначальником архитектурной философии, получившей название «метаболизм»
Одним из первых и основных проектов в жанре метаболизма стал спроектированный Кикутакэ Киенори в 1958 году Marine City («Морской город»). Проект плавучего города предполагал его полную автономию от суши, экологичность, устойчивость к стихиям. Marine City оказал большое влияние на конструкцию морских платформ, которые создаются сегодня для научных и недрообрабатывающих нужд
Строительство Центра Помпиду — или Бобура, как парижане называют его в честь квартала, где расположен центр — завершилось в 1977 году. Работа Пьяно и Роджерса была отобрана из 681 проекта архитекторов из 49 стран
Инновационной идеей и визитной карточкой Центра стало решение архитекторов вынести все коммуникации, которые обычно запрятаны внутрь здания, на внешние стены. Водо-, газо- и воздухопроводы, эскалаторы и лестницы, даже элементы опорных конструкций находятся на улице. Это одновременно придает Центру уникальный внешний вид и освобождает пространство внутри комплекса
В будущем, уже работая поодиночке, зодчие продолжали строить архитектурные шедевры и оба удостоились Притцкеровской премии. Так, Ренцо Пьяно стал создателем небоскреба The Shard («Осколок») в Лондоне — самого высокого здания Европы
Ричарду Роджерсу принадлежит, среди прочего, проект «Купола тысячелетия» — павильона, который был построен в Гринвиче, под Лондоном, для выставки Millennium Experience, посвященной наступлению третьего тысячелетия. Через здание проходит нулевой меридиан, который делит Землю на Западное и Восточное полушария и от которого ведется отсчет всемирного времени (GMT)
Архитекторы Ренцо Пьяно и Ричард Роджерс (а также учившийся вместе с ними в Йельском университете Норман Фостер) стали основателями архитектурного стиля, известного теперь как хай-тек. В 1978 году дуэт архитекторов получил премию Огюста Перре за построенный в Париже многофункциональный культурный Центр Жоржа Помпиду
Японский архитектор Кикутакэ Киенори стал лауреатом премии Огюста Перре в один год с Пьяно и Роджерсом. В своей деятельности он уделял основное внимание проблемам органичного развития городских пространств и их адаптации к природной и социальной среде. Киенори стал родоначальником архитектурной философии, получившей название «метаболизм»
Одним из первых и основных проектов в жанре метаболизма стал спроектированный Кикутакэ Киенори в 1958 году Marine City («Морской город»). Проект плавучего города предполагал его полную автономию от суши, экологичность, устойчивость к стихиям. Marine City оказал большое влияние на конструкцию морских платформ, которые создаются сегодня для научных и недрообрабатывающих нужд

Томас Херцог: архитектурный климат-контроль

Лауреатом премии Огюста Перре в 1996 году стал немецкий архитектор Томас Херцог. В своих работах он делал акцент на «климатической» архитектуре, утилизирующей явления природы в целях улучшения обогрева, кондиционирования и инсоляции зданий.

Одним из таких проектов стал Design Center в немецком городе Линц. Стеклянная крыша центра давала достаточно много естественного света, однако из-за нее страдал температурный контроль здания. Архбюро Херцога Herzog+Partner (сейчас — Thomas Herzog Architekten) разработало для центра безнасосную вентиляцию: воздухообмен между зданием и улицей происходил по законам физики. Кроме того, стеклянные панели крыши были изменены так, чтобы отражать прямые солнечные лучи, спасая здание от перегрева, но оставляя столько же естественного света
Hall 26 был построен для проведения немецкой торговой выставки DMAG. Продолжая «зеленые» архитектурные традиции, Thomas Herzog Architekten по максимуму использовали при строительстве экологичные материалы: дерево, стекло и сталь. Конструкционные особенности крыши и воздуховодов сокращали энергозатраты на вентиляцию на 50% по сравнению с аналогичными по размеру зданиями. Светоотражающие крыша и стены не только не пропускали в здание лишнее тепло, но и улучшали освещенность окружающего пространства
Немецкий зодчий Томас Херцог стал самым молодым архитектором Германии, получившим профессорское звание в 32 года
Одним из таких проектов стал Design Center в немецком городе Линц. Стеклянная крыша центра давала достаточно много естественного света, однако из-за нее страдал температурный контроль здания. Архбюро Херцога Herzog+Partner (сейчас — Thomas Herzog Architekten) разработало для центра безнасосную вентиляцию: воздухообмен между зданием и улицей происходил по законам физики. Кроме того, стеклянные панели крыши были изменены так, чтобы отражать прямые солнечные лучи, спасая здание от перегрева, но оставляя столько же естественного света
Hall 26 был построен для проведения немецкой торговой выставки DMAG. Продолжая «зеленые» архитектурные традиции, Thomas Herzog Architekten по максимуму использовали при строительстве экологичные материалы: дерево, стекло и сталь. Конструкционные особенности крыши и воздуховодов сокращали энергозатраты на вентиляцию на 50% по сравнению с аналогичными по размеру зданиями. Светоотражающие крыша и стены не только не пропускали в здание лишнее тепло, но и улучшали освещенность окружающего пространства
Немецкий зодчий Томас Херцог стал самым молодым архитектором Германии, получившим профессорское звание в 32 года
Одним из таких проектов стал Design Center в немецком городе Линц. Стеклянная крыша центра давала достаточно много естественного света, однако из-за нее страдал температурный контроль здания. Архбюро Херцога Herzog+Partner (сейчас — Thomas Herzog Architekten) разработало для центра безнасосную вентиляцию: воздухообмен между зданием и улицей происходил по законам физики. Кроме того, стеклянные панели крыши были изменены так, чтобы отражать прямые солнечные лучи, спасая здание от перегрева, но оставляя столько же естественного света
Hall 26 был построен для проведения немецкой торговой выставки DMAG. Продолжая «зеленые» архитектурные традиции, Thomas Herzog Architekten по максимуму использовали при строительстве экологичные материалы: дерево, стекло и сталь. Конструкционные особенности крыши и воздуховодов сокращали энергозатраты на вентиляцию на 50% по сравнению с аналогичными по размеру зданиями. Светоотражающие крыша и стены не только не пропускали в здание лишнее тепло, но и улучшали освещенность окружающего пространства
Немецкий зодчий Томас Херцог стал самым молодым архитектором Германии, получившим профессорское звание в 32 года

Норман Фостер: футуризм, бионизм, интернационализм

В 2002 году обладателем премии Огюста Перре стал Норман Фостер, основатель архитектурного бюро Foster+Partners. Он вместе с Ричардом Роджерсом и Ренцо Пьяно, о которых писалось выше, считается родоначальником архитектурного направления хай-тек. Однако Фостер также известен работами в противоположном хай-теку жанре био-тек, который подразумевает использование природных форм и материалов, а иногда и взаимную интеграцию здания и элементов окружающего ландшафта.

Одним из самых узнаваемых и знаковых проектов Нормана Фостера считается башня Hearst Tower, построенная на Манхэттене в 2000–2006 годах. Здание имеет 46 этажей (182 м) в высоту, площадь офисных помещений составляет 80 тыс. кв. м. Это был первый небоскреб, возведенный в Нью-Йорке после теракта 11 сентября 2001 года. Башня получила премию Emporis Skyscraper Award как лучший небоскреб мира, построенный в 2006 году
Использование треугольных форм при конструировании башни позволило снизить расходы стали примерно на 20% по сравнению с аналогичными проектами. Здание строилось с использованием «зеленых» технологий: 85% стальных конструкций сделаны из переработанных материалов. На крыше небоскреба установлены дождевые водосборники, вода из которых используется для охлаждения строения. Кроме того, оно потребляет на 26% меньше электричества, чем обозначено в минимальных требованиях Нью-Йорка
Одной из самых известных работ по проекту Фостера в стиле био-тек стал небоскреб в Лондоне, получивший из-за своего внешнего вида не самое благозвучное название — «Огурец». Однако именно такая ветрообтекаемая форма способствует температурной регуляции и циркуляции воздуха внутри здания, значительно снижая затраты электроэнергии
Стоимость возведения 180-метрового небоскреба в переводе на современный курс составила около £350 млн (с учетом стоимости участка). В нем 41 этаж, а площадь помещений составляет почти 48 тыс. кв. м. Несмотря на визуально плавную форму, в «Огурце» только один изогнутый элемент — шпиль; стекла во всех остальных окнах плоские
Среди недавних проектов Foster+Partners в стиле хай-тек можно назвать новую штаб-квартиру компании Apple в Калифорнии, которую откроют для посетителей в середине сентября. Комплекс зданий, получивший название Apple park, расположился на участке площадью 71 га. Стоимость проекта составила порядка $5 млрд. Кампус экологичен: до 80% его территории займут зеленые насаждения, а всю необходимую электроэнергию — около 17 мегаватт в год — будут вырабатывать солнечные панели на крышах
В России у фирмы Фостера также есть несколько проектов. Среди них — замороженный проект мультифункционального комплекса «Хрустальный остров» в Москве. Предполагалось создать «город в городе», то есть комплекс, способный обеспечивать граждан всеми необходимыми социально-бытовыми услугами. Небоскреб высотой 450 м должен был иметь общую площадь внутренних помещений более 2,5 млн кв. м, что сделало бы его самым вместительным зданием на планете. При этом, в лучших традициях био-тека, здание не только по форме напоминает цветок: значительную долю электроэнергии предполагалось добывать с помощью солнечных батарей
Норман Фостер (слева) учился архитектуре в Йельском университете вместе с Ричардом Роджерсом (по центру), Карлом Эбботом (справа) и Ренцо Пьяно (нет на фотографии)
Одним из самых узнаваемых и знаковых проектов Нормана Фостера считается башня Hearst Tower, построенная на Манхэттене в 2000–2006 годах. Здание имеет 46 этажей (182 м) в высоту, площадь офисных помещений составляет 80 тыс. кв. м. Это был первый небоскреб, возведенный в Нью-Йорке после теракта 11 сентября 2001 года. Башня получила премию Emporis Skyscraper Award как лучший небоскреб мира, построенный в 2006 году
Использование треугольных форм при конструировании башни позволило снизить расходы стали примерно на 20% по сравнению с аналогичными проектами. Здание строилось с использованием «зеленых» технологий: 85% стальных конструкций сделаны из переработанных материалов. На крыше небоскреба установлены дождевые водосборники, вода из которых используется для охлаждения строения. Кроме того, оно потребляет на 26% меньше электричества, чем обозначено в минимальных требованиях Нью-Йорка
Одной из самых известных работ по проекту Фостера в стиле био-тек стал небоскреб в Лондоне, получивший из-за своего внешнего вида не самое благозвучное название — «Огурец». Однако именно такая ветрообтекаемая форма способствует температурной регуляции и циркуляции воздуха внутри здания, значительно снижая затраты электроэнергии
Стоимость возведения 180-метрового небоскреба в переводе на современный курс составила около £350 млн (с учетом стоимости участка). В нем 41 этаж, а площадь помещений составляет почти 48 тыс. кв. м. Несмотря на визуально плавную форму, в «Огурце» только один изогнутый элемент — шпиль; стекла во всех остальных окнах плоские
Среди недавних проектов Foster+Partners в стиле хай-тек можно назвать новую штаб-квартиру компании Apple в Калифорнии, которую откроют для посетителей в середине сентября. Комплекс зданий, получивший название Apple park, расположился на участке площадью 71 га. Стоимость проекта составила порядка $5 млрд. Кампус экологичен: до 80% его территории займут зеленые насаждения, а всю необходимую электроэнергию — около 17 мегаватт в год — будут вырабатывать солнечные панели на крышах
В России у фирмы Фостера также есть несколько проектов. Среди них — замороженный проект мультифункционального комплекса «Хрустальный остров» в Москве. Предполагалось создать «город в городе», то есть комплекс, способный обеспечивать граждан всеми необходимыми социально-бытовыми услугами. Небоскреб высотой 450 м должен был иметь общую площадь внутренних помещений более 2,5 млн кв. м, что сделало бы его самым вместительным зданием на планете. При этом, в лучших традициях био-тека, здание не только по форме напоминает цветок: значительную долю электроэнергии предполагалось добывать с помощью солнечных батарей
Норман Фостер (слева) учился архитектуре в Йельском университете вместе с Ричардом Роджерсом (по центру), Карлом Эбботом (справа) и Ренцо Пьяно (нет на фотографии)
Одним из самых узнаваемых и знаковых проектов Нормана Фостера считается башня Hearst Tower, построенная на Манхэттене в 2000–2006 годах. Здание имеет 46 этажей (182 м) в высоту, площадь офисных помещений составляет 80 тыс. кв. м. Это был первый небоскреб, возведенный в Нью-Йорке после теракта 11 сентября 2001 года. Башня получила премию Emporis Skyscraper Award как лучший небоскреб мира, построенный в 2006 году
Использование треугольных форм при конструировании башни позволило снизить расходы стали примерно на 20% по сравнению с аналогичными проектами. Здание строилось с использованием «зеленых» технологий: 85% стальных конструкций сделаны из переработанных материалов. На крыше небоскреба установлены дождевые водосборники, вода из которых используется для охлаждения строения. Кроме того, оно потребляет на 26% меньше электричества, чем обозначено в минимальных требованиях Нью-Йорка
Одной из самых известных работ по проекту Фостера в стиле био-тек стал небоскреб в Лондоне, получивший из-за своего внешнего вида не самое благозвучное название — «Огурец». Однако именно такая ветрообтекаемая форма способствует температурной регуляции и циркуляции воздуха внутри здания, значительно снижая затраты электроэнергии
Стоимость возведения 180-метрового небоскреба в переводе на современный курс составила около £350 млн (с учетом стоимости участка). В нем 41 этаж, а площадь помещений составляет почти 48 тыс. кв. м. Несмотря на визуально плавную форму, в «Огурце» только один изогнутый элемент — шпиль; стекла во всех остальных окнах плоские
Среди недавних проектов Foster+Partners в стиле хай-тек можно назвать новую штаб-квартиру компании Apple в Калифорнии, которую откроют для посетителей в середине сентября. Комплекс зданий, получивший название Apple park, расположился на участке площадью 71 га. Стоимость проекта составила порядка $5 млрд. Кампус экологичен: до 80% его территории займут зеленые насаждения, а всю необходимую электроэнергию — около 17 мегаватт в год — будут вырабатывать солнечные панели на крышах
В России у фирмы Фостера также есть несколько проектов. Среди них — замороженный проект мультифункционального комплекса «Хрустальный остров» в Москве. Предполагалось создать «город в городе», то есть комплекс, способный обеспечивать граждан всеми необходимыми социально-бытовыми услугами. Небоскреб высотой 450 м должен был иметь общую площадь внутренних помещений более 2,5 млн кв. м, что сделало бы его самым вместительным зданием на планете. При этом, в лучших традициях био-тека, здание не только по форме напоминает цветок: значительную долю электроэнергии предполагалось добывать с помощью солнечных батарей
Норман Фостер (слева) учился архитектуре в Йельском университете вместе с Ричардом Роджерсом (по центру), Карлом Эбботом (справа) и Ренцо Пьяно (нет на фотографии)

Сигэру Бан: оригами для жертв катастроф

Японский архитектор Сигэру Бан получил премию Огюста Перре в 2011 году — последним до Шумакова. Он довел до экстремума идеи дешевизны и экологичности в архитектуре — строил дома в основном из бумаги и картона, реже — из дерева и пластика. Свои инновационные технологии он применял в зонах бедствий, где сотни людей остро нуждались в жилье и где его надо было возводить массово и быстро. Сигэру Бан стал основателем Сообщества архитекторов-волонтеров, которые, как и он, стремятся применять свои умения для помощи пострадавшим от катастроф.

Знаковыми в волонтерской архитектурной деятельности Сигэру Бана стали дома, которые он строил в японском городе Кобе, где в 1995 году произошло мощное землетрясение. Японец сконструировал для пострадавших однокомнатные жилища из картонных трубок вместо стен, тентов вместо крыши и пивных ящиков с песком вместо фундамента. Площадь такого домика составляла 52 кв. м, а стоимость каждого из них не превышала $2 тыс. Когда в домах отпала необходимость, их получилось быстро разобрать и полностью переработать
В 2001 году Сигэру Бан строил аналогичные дома для пострадавших от землетрясения в Индии. Поскольку это была бедная сельская местность, архитектор не мог использовать пластиковые элементы. Поэтому фундаментом хижин послужили камни домов, разрушенных землетрясением, а крышей — тростниковые рамы, проложенные соломенными подстилками
Сигэру Бан решил пойти дальше простого жилья в своей помощи пострадавшим от катастроф. В 1995 году, после землетрясения в Кобе, по его проекту была построена церковь из картона. Там она простояла десять лет, после чего была привезена в Тайвань, где стала местом молитвы за жертв землетрясений. В 2011 году по тем же технологиям японец построил собор в Новой Зеландии
Японский зодчий продолжает заниматься волонтерской архитектурой: в июле он подписал договор с ООН о создании более 20 тыс. временных домов для беженцев в Кении. Еще неизвестно, из чего будут сделаны дома, но Сигэру настаивает, что они должны легко собираться местным населением с использованием простейших инструментов и подручных материалов​
Сигэру Бан создает не только временные конструкции из вторсырья, но и постоянные здания из традиционных материалов. Одной из последних его работ стал Seine Musicale, мультифункциональный и музыкальный центр, расположенный в пригороде Парижа. Центр предоставляет посетителям концертный зал на 4 тыс. человек, зал классической музыки на 1150 человек, залы для репетиций и звукозаписи, а также большой парк для прогулок и встреч. Японец не отказался от «зеленых» технологий: опорные конструкции сделаны преимущественно из дерева, а выдающейся особенностью Seine Musicale стала огромная парусообразная солнечная панель, которая крутится вокруг основного здания, следуя за солнцем, что значительно увеличивает ее эффективность
Помимо премии Огюста Перре, Бан также получил в 2014 году Притцкеровскую премию
Знаковыми в волонтерской архитектурной деятельности Сигэру Бана стали дома, которые он строил в японском городе Кобе, где в 1995 году произошло мощное землетрясение. Японец сконструировал для пострадавших однокомнатные жилища из картонных трубок вместо стен, тентов вместо крыши и пивных ящиков с песком вместо фундамента. Площадь такого домика составляла 52 кв. м, а стоимость каждого из них не превышала $2 тыс. Когда в домах отпала необходимость, их получилось быстро разобрать и полностью переработать
В 2001 году Сигэру Бан строил аналогичные дома для пострадавших от землетрясения в Индии. Поскольку это была бедная сельская местность, архитектор не мог использовать пластиковые элементы. Поэтому фундаментом хижин послужили камни домов, разрушенных землетрясением, а крышей — тростниковые рамы, проложенные соломенными подстилками
Сигэру Бан решил пойти дальше простого жилья в своей помощи пострадавшим от катастроф. В 1995 году, после землетрясения в Кобе, по его проекту была построена церковь из картона. Там она простояла десять лет, после чего была привезена в Тайвань, где стала местом молитвы за жертв землетрясений. В 2011 году по тем же технологиям японец построил собор в Новой Зеландии
Японский зодчий продолжает заниматься волонтерской архитектурой: в июле он подписал договор с ООН о создании более 20 тыс. временных домов для беженцев в Кении. Еще неизвестно, из чего будут сделаны дома, но Сигэру настаивает, что они должны легко собираться местным населением с использованием простейших инструментов и подручных материалов​
Сигэру Бан создает не только временные конструкции из вторсырья, но и постоянные здания из традиционных материалов. Одной из последних его работ стал Seine Musicale, мультифункциональный и музыкальный центр, расположенный в пригороде Парижа. Центр предоставляет посетителям концертный зал на 4 тыс. человек, зал классической музыки на 1150 человек, залы для репетиций и звукозаписи, а также большой парк для прогулок и встреч. Японец не отказался от «зеленых» технологий: опорные конструкции сделаны преимущественно из дерева, а выдающейся особенностью Seine Musicale стала огромная парусообразная солнечная панель, которая крутится вокруг основного здания, следуя за солнцем, что значительно увеличивает ее эффективность
Помимо премии Огюста Перре, Бан также получил в 2014 году Притцкеровскую премию
Знаковыми в волонтерской архитектурной деятельности Сигэру Бана стали дома, которые он строил в японском городе Кобе, где в 1995 году произошло мощное землетрясение. Японец сконструировал для пострадавших однокомнатные жилища из картонных трубок вместо стен, тентов вместо крыши и пивных ящиков с песком вместо фундамента. Площадь такого домика составляла 52 кв. м, а стоимость каждого из них не превышала $2 тыс. Когда в домах отпала необходимость, их получилось быстро разобрать и полностью переработать
В 2001 году Сигэру Бан строил аналогичные дома для пострадавших от землетрясения в Индии. Поскольку это была бедная сельская местность, архитектор не мог использовать пластиковые элементы. Поэтому фундаментом хижин послужили камни домов, разрушенных землетрясением, а крышей — тростниковые рамы, проложенные соломенными подстилками
Сигэру Бан решил пойти дальше простого жилья в своей помощи пострадавшим от катастроф. В 1995 году, после землетрясения в Кобе, по его проекту была построена церковь из картона. Там она простояла десять лет, после чего была привезена в Тайвань, где стала местом молитвы за жертв землетрясений. В 2011 году по тем же технологиям японец построил собор в Новой Зеландии
Японский зодчий продолжает заниматься волонтерской архитектурой: в июле он подписал договор с ООН о создании более 20 тыс. временных домов для беженцев в Кении. Еще неизвестно, из чего будут сделаны дома, но Сигэру настаивает, что они должны легко собираться местным населением с использованием простейших инструментов и подручных материалов​
Сигэру Бан создает не только временные конструкции из вторсырья, но и постоянные здания из традиционных материалов. Одной из последних его работ стал Seine Musicale, мультифункциональный и музыкальный центр, расположенный в пригороде Парижа. Центр предоставляет посетителям концертный зал на 4 тыс. человек, зал классической музыки на 1150 человек, залы для репетиций и звукозаписи, а также большой парк для прогулок и встреч. Японец не отказался от «зеленых» технологий: опорные конструкции сделаны преимущественно из дерева, а выдающейся особенностью Seine Musicale стала огромная парусообразная солнечная панель, которая крутится вокруг основного здания, следуя за солнцем, что значительно увеличивает ее эффективность
Помимо премии Огюста Перре, Бан также получил в 2014 году Притцкеровскую премию

Николай Шумаков: над водой, в воздухе и под землей

Президент Союза архитекторов России Николай Шумаков стал первым россиянином, удостоенным премии Огюста Перре. Победить в конкурсе ему удалось благодаря проектам Живописного моста, терминала А аэропорта Внуково и станций Люблинской линии метро Москвы.

Живописный мост через Москву-реку стал первым и пока что единственным вантовым мостом в Москве. Его высота составляет 105 м, а общая длина достигает почти 1,5 км
На арке Живописного моста подвешена обзорная площадка. Ее вес, по данным департамента строительства, составляет 1 тыс. тонн, а размеры — 33 на 24 м. Изначально в капсуле планировалось открыть ресторан, но из-за проблем с проведением канализации было принято решение разместить там ЗАГС
Терминал А аэропорта Внуково стал победителем 20-й российской архитектурной премии «Золотое сечение» в 2015 году. Терминал расположен на участке размером 10,5 га, его длина от привокзальной площади до самого дальнего телетрапа составляет почти 600 м, а площадь — 249,7 тыс. кв. м
Внутреннее пространство терминала начинается от объемного зала регистрации и далее понижается в зону вылета, постепенно сужаясь в мостах, ведущих к телетрапам. В зале вылета международных линий находится ядро композиции перронной части терминала — контрольно-диспетчерская башня, у подножия которой расположен искусственный водопад с небольшим зимним садом (все это под стеклянной кровлей), рестораны и торговые точки
Вестибюль станции «Зябликово» московского метро
Вестибюль станции «Сретенский бульвар» московского метро
Вестибюль станции «Фонвизинская» московского метро
Вестибюль станции «Шипиловская» московского метро
Архитектор Николай Шумаков на открытии своей выставки в Московском музее современного искусства
Живописный мост через Москву-реку стал первым и пока что единственным вантовым мостом в Москве. Его высота составляет 105 м, а общая длина достигает почти 1,5 км
На арке Живописного моста подвешена обзорная площадка. Ее вес, по данным департамента строительства, составляет 1 тыс. тонн, а размеры — 33 на 24 м. Изначально в капсуле планировалось открыть ресторан, но из-за проблем с проведением канализации было принято решение разместить там ЗАГС
Терминал А аэропорта Внуково стал победителем 20-й российской архитектурной премии «Золотое сечение» в 2015 году. Терминал расположен на участке размером 10,5 га, его длина от привокзальной площади до самого дальнего телетрапа составляет почти 600 м, а площадь — 249,7 тыс. кв. м
Внутреннее пространство терминала начинается от объемного зала регистрации и далее понижается в зону вылета, постепенно сужаясь в мостах, ведущих к телетрапам. В зале вылета международных линий находится ядро композиции перронной части терминала — контрольно-диспетчерская башня, у подножия которой расположен искусственный водопад с небольшим зимним садом (все это под стеклянной кровлей), рестораны и торговые точки
Вестибюль станции «Зябликово» московского метро
Вестибюль станции «Сретенский бульвар» московского метро
Вестибюль станции «Фонвизинская» московского метро
Вестибюль станции «Шипиловская» московского метро
Архитектор Николай Шумаков на открытии своей выставки в Московском музее современного искусства
Живописный мост через Москву-реку стал первым и пока что единственным вантовым мостом в Москве. Его высота составляет 105 м, а общая длина достигает почти 1,5 км
На арке Живописного моста подвешена обзорная площадка. Ее вес, по данным департамента строительства, составляет 1 тыс. тонн, а размеры — 33 на 24 м. Изначально в капсуле планировалось открыть ресторан, но из-за проблем с проведением канализации было принято решение разместить там ЗАГС
Терминал А аэропорта Внуково стал победителем 20-й российской архитектурной премии «Золотое сечение» в 2015 году. Терминал расположен на участке размером 10,5 га, его длина от привокзальной площади до самого дальнего телетрапа составляет почти 600 м, а площадь — 249,7 тыс. кв. м
Внутреннее пространство терминала начинается от объемного зала регистрации и далее понижается в зону вылета, постепенно сужаясь в мостах, ведущих к телетрапам. В зале вылета международных линий находится ядро композиции перронной части терминала — контрольно-диспетчерская башня, у подножия которой расположен искусственный водопад с небольшим зимним садом (все это под стеклянной кровлей), рестораны и торговые точки
Вестибюль станции «Зябликово» московского метро
Вестибюль станции «Сретенский бульвар» московского метро
Вестибюль станции «Фонвизинская» московского метро
Вестибюль станции «Шипиловская» московского метро
Архитектор Николай Шумаков на открытии своей выставки в Московском музее современного искусства

Авторы
Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Россияне стали вдвое чаще брать ипотеку на стройку частных домов Деньги, 17 июн, 20:46
Минстрой разработал проект о правах россиян на приватизированное жилье Жилье, 17 июн, 18:59
Цены на новостройки в России с начала года выросли на уровне инфляции Жилье, 17 июн, 18:43
В «Домклик» назвали регионы с самыми дешевыми квартирами Жилье, 17 июн, 17:44
Столетний особняк в центре Москвы выставили на аукцион Город, 17 июн, 15:17
Для жизни и для инвестиций: чем привлекательны брендированные резиденции Деньги, 17 июн, 14:59
Квартиры в Москве дешевеют с апреля: сохранится ли этот тренд летом Жилье, 17 июн, 13:20
Сергей Ерёмкин, «Авито» — про спрос на однушки, бум ИЖС и другие тренды Жилье, 17 июн, 11:37
ВТБ вычислил новую схему мошенничества с ипотекой Деньги, 17 июн, 11:36
Названы районы Москвы с наибольшими темпами роста цен на вторичное жилье Жилье, 17 июн, 11:14
Двойники, похитители и китайцы: новые мошеннические схемы с жильем в Сети Жилье, 17 июн, 10:10
Росреестр зафиксировал два рекорда по онлайн-сделкам с жильем в Москве Жилье, 17 июн, 09:24
Какие бывают размеры постельного белья и как их правильно выбрать Дом, 16 июн, 10:00
ВТБ второй раз за месяц повысит ставки по ипотеке Деньги, 14 июн, 21:00
Главное Лента