Средняя цена квартиры в московских новостройках
12 726 700 руб +1%
Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Все новости Недвижимость
Познер назвал постыдными оскорбления Трампа и Байдена на дебатах Политика, 04:07 Успешные предприниматели из малого бизнеса — о преодолении гравитации РБК и Райффайзенбанк, 04:01 США не присоединятся к антибелорусским санкциям Британии и Канады Политика, 03:51 Семь человек пострадали при стрельбе на похоронах в Висконсине Общество, 03:36 Боеспособность России посчитали максимальной со времен холодной войны Политика, 03:05 Посольство США подтвердило гибель своей сотрудницы в Киеве Общество, 02:59 Финансовый ультрахайтек: как управляют большим инвестиционным портфелем РБК и Refinitiv, 02:42 Режиссер фильма о Нагорном Карабахе оценил отмену его показа на ММКФ Общество, 02:17 Летевший из Антальи самолет сел в Сочи из-за недомогания у ребенка Общество, 01:56 Киев и ОБСЕ обвинили Россию в нарушении протокола Минских переговоров Политика, 01:39 Автомобиль с характером: Mercedes-Benz GLE купе РБК и Mercedes-Benz, 01:35 В Роспотребнадзоре уточнили сроки выхода России на плато по COVID-19 Общество, 01:26 Правозащитники сообщили об отправке наемников из Сирии в Карабах Политика, 01:24 Что изменится в российских законах в октябре Общество, 01:00
Автор «Зарядья» Чарльз Ренфро — о парковом буме и благоустройстве Москвы
Город ,  
0 

Автор «Зарядья» Чарльз Ренфро — о парковом буме и благоустройстве Москвы

Партнер архитектурного бюро DillerScofidio + Renfro рассказал о том, почему «Зарядье» — парк будущего
Фото:  Максим Григорьев/ТАСС
Фото: Максим Григорьев/ТАСС

Месяц назад в Москве после трех лет строительства открылся парк «Зарядье», ставший одним из самых резонансных городских проектов последних лет. ​В этом году сюда переехал фестиваль «Московская неделя дизайна», главным героем которого стал один из авторов концепции «Зарядья», партнер архитектурного бюро DillerScofidio + Renfro Чарльз Ренфро.

В интервью «РБК-Недвижимости» архитектор рассказал о настоящем и будущем парка, переменах в Москве и развитии спальных районов.

— И защитники, и противники парка «Зарядье» соглашаются в одном: он радикально поменял облик центра города. Вопрос — правильная ли это установка, когда речь идет о строительстве в зоне охраны ЮНЕСКО, на территории с многочисленными историческими пластами?

— И российские власти, и мы, авторы проекта, стремились сконцентрироваться не на историческом прошлом, а на будущем. Этот парк — взгляд вперед, в завтра. Я глубоко убежден, что архитектура должна опережать время. И в этом смысле было бы большой ошибкой оглядываться на контекст и связывать образ парка с соседними сооружениями, пусть даже это Кремль и собор Василия Блаженного. Это разные эпохи, разное видение архитектуры, и не нужно их подгонять друг под друга, пусть они сосуществуют параллельно. Именно благодаря такому контрасту мы можем лучше артикулировать каждый из элементов существующего контекста этого района Москвы.

— Создание, скажем, археологического парка с открытым экспонированием фундаментов гостиницы «Россия», фрагментов старого еврейского квартала эту задачу не решило бы?

— Возможно, но задача была в другом — власти хотели создать многофункциональное пространство для широкой публики, где изначально предполагалось новое строительство. Понятно, что, следуя идее полного сохранения существующего ландшафта, решить ее было невозможно.

— Тем не менее связь между Красной площадью и парком очевидна.

— Мы старались добиться, чтобы визуально парк плавно переходил в Красную площадь, чтобы это было единое пространство — симбиоз природы и архитектуры. И действительно, со стороны набережной видно, как башни кремлевских соборов словно вырастают из холмов парка. То есть мы получили принципиально новое пространство, которого прежде не было в Москве.

— Как сильно трансформировался первоначальный проект в процессе согласования и строительства?

— Концепция была реализована в соответствии с пожеланиями и, главное, возможностями местных команд, наших партнеров. В целом проект не претерпел сильных изменений. Разве что нам пришлось на несколько метров увеличить перепад высоты в парке, масштабировать мост и заменить отдельные материалы, стоимость которых выходила за рамки бюджета.

— Что было самым сложным и самым интересным в работе над «Зарядьем»?

— Сложнее всего, как ни странно, оказалось выстроить коммуникацию между всеми участниками процесса, подрядчиками, которых было огромное количество. Тем не менее вся работа зиждилась на доверительном отношении друг к другу. Другая сложность связана с тем, что строительство велось над подземным паркингом, и это накладывало на нас ряд технических ограничений. Работать в Москве было чрезвычайно интересно — это опыт, не похожий ни на какой другой. Кроме того, сам парк не с чем сравнить — абсолютно новая история не только для Москвы, но и для всей России.

— Сразу после открытия «Зарядья» в администрации парка заявили о случаях массового вандализма — в частности, речь шла о повреждении стеклянного купола и окна медиацентра, краже тысяч растений. И хотя позднее эта информация была опровергнута, тема кажется актуальной. Есть ли такие проблемы в Нью-Йорке и как их стоит решать?

— Вандалы есть везде — и в Центральном парке, и в Хай-Лайне. Бороться с такими людьми нужно, но это ни в коем случае не должно противоречить идее открытости и общедоступности парка. Думаю, проблема в том, что «Зарядье» было не вполне готово к открытию — например, растения не успели прижиться и некоторые люди этим воспользовались. Нужно просто подождать, когда там все разрастется — тогда ничего не вырвешь и не унесешь.

— Идея открытости плохо сочетается с забором, который по периметру окружает «Зарядье». Он вас не раздражает?

— Я, конечно, против любых заборов. Думаю, это вынужденная временная мера, направленная как раз на борьбу с вандалами. Насколько я понимаю, после Нового года забор уберут, потому что, как вы правильно отметили, он противоречит идее открытости парка и вообще идее современности.

— В одном из интервью вы сказали, что концепция разделения города на исторический центр и спальные районы устарела. Но все ключевые общественные пространства в Москве, включая «Зарядье», по-прежнему появляются в центре. Как привнести жизнь в спальные районы и сделать их драйвером развития города?

— Это вопрос городского планирования и распределения транспортных потоков. Впрочем, в Москве дела с этим обстоят не так плохо. Я на протяжении последних пяти лет регулярно приезжал в Москву и видел, как она менялась. Связанность спальных районов с центром за последние годы выросла. Для того чтобы окраины стали драйвером развития города, это главное условие. Плюс, конечно, нужны знаковые проекты — те же парки, культурные центры, места, которые будут притягивать людей из других районов. В США этот механизм давно отлажен: как только появляется новое место, парк или набережная, оно становится новой точкой притяжения горожан, конкурируя с центральными достопримечательностями.

— Вы на протяжении как минимум пяти последних лет регулярно бываете в Москве и можете оценить со стороны те изменения, которые она переживает. Что в них главное?

— Те изменения, которые я наблюдаю на протяжении последнего времени, точно сделали Москву более дружелюбной, гостеприимной и удобной. Думаю, это произошло главным образом за счет создания сети пешеходных маршрутов в центре города, но не только. Например, появилось много мест, где можно просто отдохнуть — это все-таки важный момент для такого мегаполиса, как ваш.

— Какие московские проекты последних лет кажутся вам самыми удачными?

— Не буду оригинальным — это парк Горького, «Музеон», музей «Гараж», Еврейский музей, инновационный центр «Сколково». Все перечисленные объекты сделаны на довольно высоком уровне и могут конкурировать с лучшими мировыми образцами.

— Москва не первый год переживает парковый бум, начавшийся после благоустройства парка Горького. Это временная мода или уже навсегда?

— Такая тенденция набирает популярность и силу во всем мире, и я не думаю, что это связано только с модой. Это естественная потребность городов, которые активно растут и задыхаются от машин. Людям нужны такие оазисы, как парк «Зарядье» или Хай-Лайн, и в будущем таких мест будет появляться все больше.

Главное Найти квартиру Лента