Средняя цена квартиры в московских новостройках
12 600 100 руб +3%
Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Все новости Недвижимость
Как снизить ФОТ за счет автоматизации: кейс автосервиса «Вилгуд» РБК и #CloudMTS, 19:38 Агаларов оценил потери Crocus Group из-за мер против COVID-19 в ₽4 млрд Бизнес, 19:34 Шесть клубов получили штрафы за нарушение регламента возобновления РПЛ Спорт, 19:20 Российские военные сообщили о заходе трех кораблей НАТО в Черное море Общество, 19:17 Американские горки на ремонте. Дневник трейдера #26 Крипто, 19:16 Журналиста Ивана Сафронова обвинили в госизмене. Главное Общество, 19:15 Экспортная цена «Газпрома» упала ниже $100 за 1 тыс. куб. м Бизнес, 19:13 Профсоюз сообщил о забастовке курьеров Delivery Club Общество, 19:12 Эннио Морриконе похоронили в Риме Общество, 19:10 Что случилось за день. Главные новости РБК Общество, 19:02 Неизвестный открыл стрельбу на базе морской пехоты в Калифорнии Общество, 18:58 Шнуров стал сопредседателем Партии роста Политика, 18:42 Суд закрыл заседание о мере пресечения Ивану Сафронову Общество, 18:39 Отрицавший опасность коронавируса президент Бразилии заразился COVID-19 Общество, 18:38
Какая судьба ждет города в эпоху пандемии и после
Мнения ,  
0 
Ирина Стародубровская

Какая судьба ждет города в эпоху пандемии и после

На заре постиндустриальной эры некоторые футурологи предсказывали упадок городов. Они считали, что информационные технологии позволят нам работать из любого места, хоть из тайги, не требуя концентрации людей в определенных точках. Глубокий кризис индустриальных городов и разворачивающиеся процессы субурбанизации вроде бы подтверждали теорию. Тем не менее прогноз оказался в корне неверным. Города трансформировались, приспособились к изменившимся условиям и стали играть еще более важную роль. Выяснилось, что людям, чтобы развивать экономику, науку, культуру, нужны не только технические возможности. Требуется особая среда, которая обеспечивала бы тесное взаимодействие, активную социальную жизнь, возможности самореализации, разнообразие и толерантность к различиям. Появилось понятие креативного города. Совершенствуя городскую среду, города боролись за привлечение самых ярких, талантливых, креативных.

Мы давно привыкли, что крупные постиндустриальные города играют ключевую роль в современном мире. В них сконцентрированы конкурентные преимущества, обеспечивающие наиболее благоприятные условия для развития. Такие города расположены на перекрестке транспортных путей, они способны формировать и удерживать человеческий капитал. Сама по себе концентрация большого числа людей создает возможности экономии на масштабе. Более того, крупные города, развиваясь, подстраивают под себя окружающие территории, обеспечивая для их жителей более широкие возможности занятости и доступность инфраструктуры, а для бизнеса — новые рынки. Это приводит к формированию городских агломераций. Так выглядят современные представления об основах пространственного развития. Точнее, таковыми они были до начала пандемии.

Вызванный пандемией шок существенно отличается от всех предыдущих кризисов именно тем, как он влияет на крупные города и агломерации. Кризисы последних десятилетий поражали в первую очередь моногорода как остатки индустриальной эпохи. Постиндустриальные центры благодаря свойственным им конкурентным преимуществам проходили кризисы гораздо легче и восстанавливались быстрее.

Сейчас все иначе. То, что виделось преимуществом — транспортная доступность, скопление людей, общественные пространства, интенсивная социальная и культурная жизнь, — превратилось в угрозу, создавая благоприятные условия для распространения коронавируса. Условия карантина упростили наши потребности: наиболее востребованными стали магазин и аптека, расположенные по соседству. Ключевые моменты современного городского образа жизни — посиделки в кафе и ресторанах, путешествия, потребление услуг индустрии красоты и здоровья — оказались во многом недоступны. Все большую роль в работе, общении, обучении, в удовлетворении повседневных потребностей играют онлайн-технологии.

Столь кардинальное изменение стиля жизни в городе ставит два принципиальных вопроса. В первую очередь — как смягчать последствия текущего кризиса. Самая большая опасность здесь — стать теми генералами, которые выигрывают прошлые сражения, и некритически использовать модели поддержки, работавшие при прежних кризисных ситуациях. Нужно понимать, что основной удар пандемии приходится именно на постиндустриальный сектор городов — торговлю, туризм, общепит, индустрию развлечений и красоты. Нельзя, чтобы связанные с падением нефтяных цен проблемы заслонили собой критическое состояние этих бизнесов. А такая опасность существует — речь идет в основном о малом и среднем бизнесе, лоббистские возможности которого явно не так велики, как у нефтяных компаний. Но если бросить сейчас эти сектора на произвол судьбы, мы можем не только получить массовые банкротства и безработицу, но еще и оказаться отброшенными далеко назад с точки зрения качества городской среды.

Здесь мы подходим ко второму принципиальному вопросу: а на какое, собственно, качество городской среды сформируется запрос в будущем? Уже сейчас появилось множество теорий на эту тему, осуществление которых может серьезно повлиять на роль городов в общественном развитии. Если и после завершения пандемии люди по-прежнему будут стремиться избегать больших скоплений народа и активного личного общения, если путешествия выйдут из моды, а работа, образование и торговля по большей части уйдут в онлайн, впору будет вспомнить давние прогнозы об упадке городов. Однако думаю, что представления о радикальности предстоящих сдвигов сильно преувеличены. Да, пережитый опыт не может не повлиять на траекторию развития. Но не через продолжение сложившихся в период пандемии трендов, а в результате их серьезного критического переосмысления. И здесь важно обратить внимание на два соображения.

С одной стороны, массовое изменение повседневных жизненных практик выявило не только связанные с ними плюсы, на которых сейчас делают акцент сторонники радикальных сдвигов, но и достаточно серьезные минусы. Уже началась, например, дискуссия о возможностях и ограничениях онлайн-образования. Способно ли оно не только передавать определенный объем знаний, но и формировать необходимые компетенции и картину мира? Какую роль здесь играет индивидуальный подход к обучению, социальное взаимодействие между преподавателем и учеником, между самими студентами? В какой мере онлайн-технологии могут его обеспечить? Чем больше опыта — и позитивного, и негативного — у нас будет накапливаться, тем активнее станут подобные дискуссии, тем более реалистичная картина будущих перемен начнет вырисовываться.

С другой стороны, не надо забывать, что все мы — не только винтики в системе оптимизации расходов. Для тех из нас, кто сформировался в городе, городской образ жизни является социальной ценностью. Возможность существовать в разных средах, играть разные роли, теряться в толпе, наслаждаться ярким светом вечерних улиц, наблюдать за театром городской жизни — все это неотъемлемая часть нас. Что станет со всем этим, если работа окажется не отделенной от дома, а общаться с окружающими мы будем в основном онлайн? Согласятся ли горожане на подобную трансформацию?

Оставаясь оптимистом, я думаю, что судьба текущих прогнозов будет не сильно отличаться от футурологии начала информационной эры. Города адаптируются к изменениям и сохранят свою ключевую роль в развитии цивилизации. И поэтому очень важно поддерживать их в сегодняшних кризисных условиях, чтобы процесс восстановления прошел для них максимально быстро и безболезненно.

Об авторах
Ирина Стародубровская Ирина Стародубровская, ведущий научный сотрудник Центра региональных исследований и урбанистики РАНХиГС, к.э.н.
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.
Он-лайн заявки
на ипотеку
Новый раздел
РБК-Недвижимости
Подобрать квартиру