Средняя цена квартиры в московских новостройках
12 726 700 руб +1%
Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Все новости Недвижимость
Суд назначил дату предварительного слушания по делу срочника Шамсутдинова Общество, 10:14 Акции «Яндекса» превысили ₽5000 впервые с 8 сентября Инвестиции, 10:09 Навального выписали из клиники «Шарите» Политика, 10:08 Луговой предложил обязать госкомпании продавать лом на публичных торгах Бизнес, 10:01 Плющенко ответил на публикацию переписки с Загитовой штабом Тутберидзе Спорт, 09:50 Пентхаус с видом на Кремль и зеленые террасы: жилой комплекс в центре РБК и Titul, 09:48 Еще 1,2 тыс. человек вылечились от коронавируса в Москве Общество, 09:46 В Москве зарегистрировано рекордное число сделок в новостройках в августе Недвижимость, 09:40 Рудковская заявила о готовности отдать Гном Гномыча на шоу Тутберидзе Спорт, 09:39 Обвиняемая в отправке рицина Трампу не признала свою вину Общество, 09:26 Бизнес-тренер Лиза Гилл: «агрессивная вежливость» разъедает компанию Pro, 09:19 Топ-6 российских вузов по версии сооснователя Genotek Артема Елмуратова РБК и Сбербанк, 09:18 Сбербанк купит музыкальный сервис и создаст «СберЗвук» Технологии и медиа, 09:17 Роспотребнадзор оценил эффективность масок для защиты от инфекций Общество, 09:02
«Покупатели квартир в домах класса de luxe уже не хотят больших площадей»
Жилье ,  
0 

«Покупатели квартир в домах класса de luxe уже не хотят больших площадей»

Как и почему клубные дома задают новые тренды на московском рынке элитного жилья — в интервью «РБК-Недвижимости» рассказал первый заместитель председателя правления корпорации «Баркли» Александр Красавин
Фото: «Баркли»
Фото: «Баркли»

— Если верить аналитикам в области недвижимости, клубные дома сегодня — один из самых востребованных и быстрорастущих форматов на рынке элитного жилья в Москве. Вы понимаете почему?

— Для начала нужно разобраться в терминологии. Клубный дом — недвижимость класса de luxe. Никакой другой формат не может быть отнесен к этому классу. Хотя на рынке сегодня многие пытаются выдать за de luxe то, что им де-факто не является. В лучшем случае это проекты премиум-класса, то есть при достаточно высоком ценнике клиенту предлагают продукт, не соответствующий заявленному сегменту. Покупатель это чувствует: если до 2014 года на момент сдачи дома практически не оставалось квартир, то сегодня хорошим результатом считается, если распродано 60%.

— Ну это просто особенность текущего момента.

— Да, это следствие макроэкономической и политической ситуации. Но решающим все-таки оказывается качество проекта. Если говорить о нашем доме Barkli Gallery, то в нем раскуплено около 90% квартир. Это сверхрезультат для текущего рынка.

— Многие застройщики элитного жилья тоже рапортуют о сверхпродажах.

— Я не соглашусь с тем, что рынок de luxe переживает бум. В моменты экономического кризиса, а мы живем именно в такой момент, сильнее других всегда страдает средний сегмент любого рынка. Именно поэтому мы видим высокие продажи в эконом- и комфорт-классе, относительно неплохую ситуацию в классе de luxe и ощутимые проблемы в бизнес-классе. При этом во всех классах, прежде всего в de luxe, увеличился спред между успешными и провальными проектами. Клиент стал очень требовательным, клиент растет вместе с рынком. Люди поездили, посмотрели, многие пожили в лучших домах мира, они понимают, что такое эстетика, качество, дизайн, какие инженерные решения сегодня применяются. Если девелопер сумеет все это совместить в одном проекте — будет успех.

— Поскольку спред увеличивается, растет и риск для застройщиков промахнуться и не угадать настроения на рынке. Что именно сегодня нужно покупателю элитного жилья?

— Единого рецепта нет. Нужно очень тщательно продумывать все аспекты проекта — от концепции до отделки. Мы, девелоперы, уже давно не продаем квадратные метры, мы продаем мечту, которая должна быть красиво задумана и достойно реализована. По-настоящему качественный продукт девелопмента состоит из массы вещей, включая концепцию проекта, историю, нейминг, айдентику, архитектуру, грамотную квартирографию.

Покупатели квартир в домах класса de luxe уже не хотят больших площадей, поскольку это не первая и не вторая их недвижимость. Как следствие, квартирография претерпела заметные изменения: если до 2014 года средняя площадь квартиры в сегменте составляла 250 кв. м, то сейчас — 130 кв. м. При этом клиенты хотят максимальной функциональности, то есть каждый квадратный сантиметр должен быть продуман. Для примера: покупатели никогда не простят вам, если в вашей квартире будет четыре спальни и два санузла.

Фасад ​Barkli Gallery
Фасад ​Barkli Gallery (Фото: «Баркли»)

— Насколько имя архитектора значимый фактор при выборе дома?

— Сегодня он гораздо более значим, чем 10–15 лет назад. Стандарты сильно ужесточились, и требования к звездности дома тоже выросли. Мы первые, кто начал привозить в Москву звезд мировой архитектуры и дизайна, потому что почувствовали, что на это есть спрос и с годами он только растет.

— То есть участие звездного архитектора реально увеличивает продажи?

— Конечно. Ведь звездный архитектор повышает престиж проекта. Но дело не только в престиже: как показывает практика, западный архитектор — стопроцентная гарантия качества проекта. Не хочу сказать, что в России нет хороших архитекторов. Их пока единицы, но они, безусловно, есть. Дело в другом: западные архитекторы привыкли работать четко по техническому заданию заказчика. А российские архитекторы, как правило, стараются поставить памятник самим себе за деньги заказчика.

Любой девелоперский проект начинается с формирования маркетинговой концепции, и архитектура должна быть ее продолжением. Западные архитекторы и дизайнеры хорошо это понимают и с первого раза выдают то, что нужно. Заказчику остается внести лишь незначительные правки.

— Какие правки вы внесли в проект Aedas?

— Минимальные. Мы работали над концепцией клубного дома Barkli Gallery в разгар экономического кризиса 2014 года, когда курс доллара пробил отметку в 80 рублей, были введены первые санкции, международная обстановка предельно обострилась. Большинство наших коллег сомневались, что рынок de luxe вообще выживет, и стали понижать классность своих объектов: некоторые ушли в премиум и даже в премиум минус. Мы же решили сделать ровно обратное: построить самый статусный и дорогой дом в Москве.

— Притом что потенциальные покупатели все больше интересовались недвижимостью за рубежом.

— Мы это понимали и решили предложить им нетривиальную концепцию, которую они не найдут ни в Лондоне, ни в Париже, ни где бы то ни было еще. Дом, соединивший в себе историю и память о лучшем периоде в истории российской культуры, но при этом передовой и современный. Дом в сердце Замоскворечья — самого сохранившегося района старой Москвы, в 100 метрах от Третьяковской галереи. Мы решили сохранить два исторических фасада доходных домов начала ХХ века, времени расцвета эпохи модерна. Одно из знаковых событий того времени — Дягилевские сезоны в Париже, декорации и костюмы для которых рисовал Леон Бакст. Отсюда родился наш экслибрис в виде фавна — оммаж Леону Баксту. Отсылка к Дягилевским сезонам еще и в цветовой палитре, в которой выдержаны наши интерьеры: голубой, оранжевый, белый вместо привычной для de luxe черно-коричневой гаммы.

Интерьер пентхауса «Москва»
Интерьер пентхауса «Москва» (Фото: «Баркли»)

Для разработки архитектурной концепции мы пригласили всемирно известное британское бюро Aedas, которое специализируется на реставрации памятников архитектуры. Для нас это важно, поскольку мы хотели увязать новые фасады и с сохранившимися стенами доходных домов, и с окружающей застройкой. Помимо этого, мы пригласили российских историков архитектуры, которые помогли воссоздать «аутентичные» элементы в стиле модерн на фасадах. Марсель Вандерс, живая легенда дизайна, известный своими смелыми интерьерными решениями, разработал для нас проекты лобби и общественных пространств, а Тим Шеперд — директор дизайн-направления Aedas — создал авторские интерьеры квартир и пентхаусов. Так, для квартир у нас предусмотрены два варианта отделки — Classic bliss и Amber deco, а для каждого из четырех пентхаусов разработан свой собственный, эксклюзивный дизайн интерьера, вдохновением для которых стали четыре мировых мегаполиса: Москва, Лондон, Нью-Йорк и Шанхай.

— Кто сегодня основные покупатели клубных домов?

— Клубные дома класса de luxe — коллекционная недвижимость, поэтому покупатели — люди с самыми высокими требованиями к своему жилью. Тем более что в большинстве случаев это не единственная их недвижимость. Например, многие наши покупатели постоянно живут за городом, но периодически бывают в городе и хотят останавливаться в лучшем доме. И еще они хотят, чтобы каждый сантиметр пространства был эксклюзивным.

— Понятно, что потенциал подобных домов в Москве невелик, поскольку такие объекты располагаются в историческом центре, где практически не осталось подходящих площадок. Насколько в этой связи формат остается жизнеспособным?

— Он останется жизнеспособным в руках тех, кто умеет строить такие дома. Риск сделать провальный проект огромен. Можно ошибиться с концепцией, с выбором архитектора, фасадных решений, материалов. А можно все сделать правильно, но провалить проект на этапе реализации, если не пригласить историков архитектуры, которые будут согласовывать каждый элемент на стадии рабочей документации, и не использовать авторский надзор разработчиков проекта. Словом, здесь имеет значение каждая деталь.

Поиск квартир
в новостройках
Сервис РБК Недвижимость
Главное Найти квартиру Лента