Средняя цена квартиры в московских новостройках
12 726 700 руб +1%
Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Все новости Недвижимость
СП сообщила о низком уровне исполнения госпрограммы развития экономики Экономика, 01:40 В Госдуме предложили разрешить ношение масок на митингах и пикетах Общество, 01:17 Эксперты назвали страны с лучшими и худшими пенсионными системами Общество, 00:42 Экипаж МКС сообщил о новой поломке системы подачи кислорода Общество, 00:38 Прежде, чем начать инвестировать: ответы на главные вопросы РБК и Финансовая платформа, 00:37 В России рекордно подорожало подсолнечное масло Экономика, 00:09 Аналитики допустили W-образный сценарий для экономического роста в мире Политика, 00:00 Москвичи не стали тратить меньше времени в пути на работу в пандемию Общество, 00:00 Три российских клуба на старте Лиги чемпионов. Главное Спорт, 00:00 Адвокат заявил об отказе семьи Ефремова примириться с родными погибшего Общество, 19 окт, 23:52 Глава «Траста» назвал арест своего зама ударом для предпринимательства Финансы, 19 окт, 23:37 В Москве за сутки от коронавируса умерли 49 человек Общество, 19 окт, 23:25 Софья Ковалевская: первая в мире женщина-профессор Совместный проект, 19 окт, 23:22 «Ростуризм» раскрыл потери отрасли из-за пандемии и отсутствия туристов Общество, 19 окт, 23:11
Как скажется упрощение сделок с недвижимостью на безопасности
Мнения ,  
0 
Олег Зайцев

Как скажется упрощение сделок с недвижимостью на безопасности

Современное упрощение правовых процедур — это в том числе и цифровизация. Мы пользуемся банковскими приложениями, приложениями по работе с недвижимым имуществом, другими подобными сервисами и, не задумываясь, соглашаемся с условиями пользования. В настоящее время функционал этих приложений таков, что через них можно совершать крупные сделки, подтверждая свою волю буквально обычной СМС-кой. Нас привлекает дизайн, удобство и быстрота. Вопросы безопасности совершения подобных действия, как правило, остаются за пределами нашего интереса. В итоге мы получаем, по сути, бытовой правовой нигилизм, который в современном мире распространяется в том числе и на множество юридически значимых действий. Мы не понимаем, как связана технологическая безопасность с юридической, нас привлекает «игрофикация» процесса — это чистая психология. Это современные тренды, которые не учитывают столь необходимые в правовом поле требования к безопасности.

Многие юридические процедуры представляют собой набор так называемых ритуалов, то есть действий, которые вроде как должны быть, но кажется, что без них можно и обойтись. Зачем они нужны? Как правило, несоблюдение этих ритуалов в праве не влечет за собой негативных правовых последствий за исключением случаев, когда такие последствия прямо предусмотрены. Один из таких показательных примеров — ознакомление гражданина с текстом при совершении нотариального действия: гражданин его читает, а нотариус также голосом разъясняет его содержание. Поскольку это юридически значимое действие, влекущее правовые последствия, мы должны быть уверены, что гражданин все понял правильно. И если ритуал зачитывания вслух не был совершен, то это повод для оспаривания сделки в суде. То есть такой ритуал обеспечивает безопасность сделки.

Читайте также Сделки на коленке: почему в России растет число афер с жильем

Очевидно, что ритуал — это определенное усложнение процедуры, и есть случаи, когда он не несет смысловой нагрузки и фактически не нужен. Часто мы ратуем за упрощение ритуальных процедур, как это, например, было со свидетельствами на право собственности на недвижимое имущество. После вступления в силу ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» в 1998 году юристы понимали, что сами по себе свидетельства не имеют никакого значения — важна лишь запись в реестре. Свидетельства сначала были на зелененьких бланках, потом на красненьких, потом их стали печатать на белой бумаге, потом заменили на выписки из реестра, а потом и выписки стали выдавать только по запросу — в общем-то, отменили ритуал со свидетельствами, то есть произошло упрощение.

Сами по себе свидетельства правового значения не имели, однако в результате упрощения ритуальной процедуры их выдачи последовало и административное упрощение — документы стали принимать в МФЦ, в том числе и договоры в простой письменной форме. Процедура заключения сделок стала совсем простой — мы фактически ушли и от нотариусов, и от Росреестра. В итоге уровень безопасности сделок с недвижимостью существенно снизился. Ведь квалификация и круг полномочий сотрудников МФЦ не позволяют оценить волю сторон на совершение сделки, проверить полномочия заявителей и совершить прочие проверочные действия. В итоге новейшие исследования говорят о росте мошенничеств в сделках с недвижимостью.

И если вернуться к вопросам цифровизации юридически значимых процедур в сфере недвижимости, то мы видим следующее: приложения по работе с недвижимостью уже фактически полностью заменили риелтора. Если ничего не сделать в плане урегулирования правового статуса риелтора, то этой профессии уже скоро может и не быть. Риелтор подбирает и согласует устраивающие стороны параметры и экономические условия сделки, и его роль очень полезна для оборота недвижимости, особенно когда речь идет о сложных вариантах подбора и обмена прежде всего жилых помещений. При этом процесс выбора безопасного риелтора сегодня обычно сводится к опросу знакомых: «У тебя есть проверенный риелтор?»

Логично встает вопрос — как сделать так, чтобы полезная работа риелтора отвечала запросам качества и безопасности? Риелтор — это агент, который в правовом смысле за вознаграждение и по поручению принципала (клиента) совершает юридические и иные действия. Соответственно, с риелтором заключается агентский договор. И здесь просто необходима какая-то норма, которая могла бы обеспечить уверенность клиентов в безопасности этого договора. На мой взгляд, такой мерой может стать нотариальное удостоверение подобного соглашения. При этом нотариус может убедиться в безопасности договора и в добросовестности риелтора, только если риелтор будет состоять в специальном реестре. И в этой части напрашивается принятие специального закона о риелторской деятельности, который решил бы обозначенные проблемы комплексно и урегулировал бы работу риелторов.

И дальше, конечно, сама сделка, которую ведет риелтор, тоже должна быть заключена в нотариальной форме. Это послужит дополнительной гарантией безопасности, поскольку ответственность нотариуса по удостоверенной им сделке застрахована. То есть что бы ни случилось с агентским договором или с основной сделкой, нотариус возместит пострадавшим все причиненные убытки. И, как результат, мы получаем гарантию соблюдения имущественных интересов участников оборота недвижимости.

Об авторах
Олег Зайцев Олег Зайцев, декан «Высшей школы правоведения», профессор кафедры правового обеспечения рыночной экономики РАНХиГС
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.
Поиск квартир
в новостройках
Сервис РБК Недвижимость
Главное Найти квартиру Лента